Вверх страницы
Вниз страницы
"За лесами, за горами, за широкими морями..." - именно так начиналась старая, добрая и всем известная сказка. Однако мало кто знает, что в Канаде, невдалеке от Великих озер, стоит замок, окруженный бескрайним зеленым лесом. Здесь оживают древние легенды и сказания, а любая сказка может стать былью - стоит лишь добавить немного магии. Именно поэтому здесь открылась Международная Школа Магических Искусств, двери которой всегда открыты для тех, кто готов открыть свое сердце для волшебства. Здесь каждый найдет то, что пожелает - увлекательные лекции, незабываемые приключения, древние загадки и, конечно, теплая и добрая атмосфера ждут всех, кто решится шагнуть за порог замка.

Multinational School of Magical Arts

Объявление


Правила
Шаблон анкет
Сюжет и скиллы
Список заклинаний
Факультеты
Заполнение профиля
Закрепление внешности
Выдача мантий
Шаблон эпизода+список локаций
Вопросы и предложения
Отсутствие в школе

Рейтинг: PG-13
Не забывайте, что при регистрации на форуме ник персонажа должен быть написан латиницей
Персонажи, проходящие по акции We need you, могут заполнить упрощенную анкету


Алхимия, Вампирология, Геральдика, Зельеварение, Изучение Магических Существ, Мифология, Нумерология, Полеты (Магический Спорт), Прорицание, Рунология, Таро, Травология, Трансфигурация, Философия, Хиромантия.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Multinational School of Magical Arts » The honest tale of bygone days » The Night's Watch [завершен]


The Night's Watch [завершен]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

===THE NIGHT'S WATCH===

https://media-cdn.tripadvisor.com/media/photo-s/07/c0/91/05/chateau-de-brissac.jpg

Отправляясь ночью в такое опасное место, как школьная кухня, следует быть готовым ко всему. Поздняя ревизия еды может обернуться чем угодно - от недовольства поставщиками до неожиданного обнаружения ПУЗа - Пожирающего Ужаса Замка. Так ли опасен ночной дожор, как его малюют, и во что он может вылиться?

Участники: Arlette Folie, Celeste Folie
Место: кухня

Дата, время: Ночь с первого на второе августа
Погода: не особо заметна из кухонного окна, но судя по ощущениям, на улице тепло

+2

2

Если бы этой тихой летней ночью кто-нибудь вышел из своей комнаты и вздумал прогуляться по коридорам академии, то увидел бы, как по ним почти неслышно крадется одетая во все черное и сливающаяся с тенями фигура. Не то чтобы Арлетт Фоли (а эта фигура была именно ей) действительно нужна была такая конспирация - как директор, она совершенно не боялась ходить по коридорам замка после отбоя, а на случай чего у нее уже давно была заготовлена прекрасная речь с нравоучениями в адрес не спящего жителя, - просто такой антураж добавлял еще больше таинственности делу, к которому она хотела приступить. Этому делу Арлетт посвятила немалую часть своей жизни, достигла в нем огромного мастерства, узнала множество секретов и не собиралась ими ни с кем делиться. Поэтому она должна была быть уверена, что на пути к тому, чтобы впервые сделать подобное в стенах школы, ее никто не остановит. Любое промедление было подобно смерти, так как важное дело не терпело отлагательств. Оно требовало полной отдачи и сосредоточения, ведь не зря же в древние времена создавались целые культы этого благородного деяния, поэтому важность его, особенно для молодого организма, нельзя переоценить.
Так и кралась мадемуазель Фоли, никем не видимая и не слышимая, под покровом ночи, чтобы исполнить данное ей отцом еще в детстве напутствие. Эти слова отпечатались в памяти маленькой девочки, и сейчас, когда она стала взрослой девушкой, не давали ей покоя. Возможно, она поняла завет отца слишком буквально, но разве кто-то мог осудить добросовестного ребенка за беспрекословное выполнение советов мудрых родителей? Любого, кто попытался бы это сделать, Арлетт бы в ярости превратила в тушканчика, да так, что потом под страхом смертной казни не могла бы обратить колдовство. Никто не смел мешать ей исполнять волю отца, никто не смел отвлекать ее от ее священной обязанности.
Массивные дубовые двери были уже совсем близко. Собравшись с духом, девушка отворила их. Падавший из маленького окошка свет луны осветил очень живописную картину, и мадемуазель Фоли довольно улыбнулась и пробормотала себе под нос:
- Ну наконец-то!
Когда-то в детстве месье Фоли сказал ей "Расти большая, как я" и, хотя у Арлетт никак не получалось расти вверх, она решила не предавать из-за этого заветы отца. Поэтому сегодня под покровом темноты в кухне в старой части замка, куда многие не рисковали ходить даже днем, Арлетт Фоли собиралась хорошенько наесться на сон грядущий, и только чудо могло ее остановить, да и то, наверное, ненадолго.

+1

3

Разные люди справляются со своими эмоциями по-разному. Кто-то изливает свои мысли, будь они радостными или грустными, на бумаге, кто-то находит утешение в искусстве, кто-то закрывается от мира, кто-то, напротив, делится своим счастьем или печалью с каждым прохожим, который не успевает сбежать слишком быстро. Селеста за свои двадцать семь лет успела побывать во всех этих категориях, а потому часто сама не знала, чего от себя ожидать.
Потому что эмоций хватало. Это и восторг от того, что мечта наконец-то стала действительностью, и легкое разочарование, потому что вся Канада – да что только Канада, мультинациональную они школу открыли или нет? – не прибежала к ним в первый же день (Селеста всегда была очень самокритична). И нескрываемое восхищение, которое девушка испытывала, читая резюме уже принятых в школу преподавателей, и негодование, когда перья ломались, ручки отказывались писать, а пергамент заканчивался. Но больше всего было стресса, направленного даже не на какую-то конкретную область, а на весь окружающий мир. С ним нужно было бороться, и самым умным, что смогла придумать Фоли, было закапывание в работе по уши.
Конечно, она и планировала много работать. Но вот ее порыв сверить запасы еды на кухне с цифрами, представленными их поставщиками, задолго после отбоя, вряд ли можно в здравом уме назвать нормальным.
И все же именно этим Селеста и занялась. У нее не было причин подозревать поставщиков в обмане, они честно ставили свои подписи на всех бумагах и улыбались так, что Селеста чувствовала себя так, словно ей снова семнадцать, и она танцует с самым красивым парнем факультета на выпускном балу, но разве можно искать логику в действиях человека ночью? Даже не задумываясь, она направилась на кухню, захватив с собой бумаги от поставщиков, блокнот, чернила и перо – и положив в карман халата, на всякий случай, три шариковых ручки. В замке было тихо, и Селеста уже успела мысленно похвалить студентов за примерное поведение, прежде чем вспомнила, что студентов у них пока нет.
Но что было, так это несоответствие между тем, что написано, и тем, что директор видела перед собой – еды было меньше, чем положено. Пирожных не хватало точно, а еще Селеста была готова поклясться, что заказывала больше упаковок печенья, чем лежало на полке. Обдумывая в деталях, в каких именно выражениях она сможет самым вежливым образом написать в письме «да чтоб вам пусто было», она продолжила медленно ходить между полками и подмечать очевидные пропажи.
Она так увлеклась своим занятием, что совершенно не услышала хруста прямо за своей спиной, а потому чуть не грохнулась в обморок, увидев, что на кухне она не одна. Используя все свои ниндзя-рефлексы, Селеста направила огонек на конце палочки прямо в глаза потенциальному сопернику.
- Арлетт?! – соперником оказалась сестра. Беспечно поедающая пирожные, которые Селеста уже списала на наглость поставщиков. Фоли-младшая немного лишилась дара речи и просто опустила волшебную палочку, где-то в глубине души радуясь, что не успела отправить ни одно гневное письмо; было бы очень неловко объяснять, каким образом нашлась пропажа.

+1

4

И жизнь была прекрасна, и жить было прекрасно - во всяком случае, когда в карманах твоей мантии находится несколько упаковок печенья, а в руках у тебя два вкуснейших пирожных. Единственная трудность состояла в том, чтобы выбрать одно из них и, поглядывая то на одно, то на второе, Арлетт, как и несчастный буриданов осел, не могла сделать окончательный выбор. Решив довериться воле судьбы, девушка поставила оба пирожных на небольшой столик, перемешала их с закрытыми глазами, и уже было потянулась к одному из них, как вдруг ее ослепил свет.
Странно, я же вроде еще никого в этой школе не успела научить заклинанию света, - когда директриса осознала всю глубину этой мысли, то ойкнула, так и не открыв глаз. Если никто из тех, кого она могла научить заклинанию, не знал его, значит, заклинанием воспользовался тот, кто и без того отлично понимает принцип его работы. Тревожные догадки мадемуазель Фоли подтвердил негодующий вскрик. Наверное, и возглас, и вспышка появились одновременно, но в этот момент восприятие окружающей реальности у Арлетт настолько исказилось, что ей показалось, будто между этими двумя событиями прошло несколько часов.
- И незачем так удивляться, это действительно я, - разглядев лицо того, кто светил ей в глаза палочкой, девушка с облегчением выдохнула, не забыв на всякий случай все-таки прикрыть спиной два так и не съеденных пирожных. Конечно, хорошо было, что ее обнаружила именно Селеста, давно привыкшая к причудам старшей сестренки, но с другой стороны, если продвижения Арлетт по ночному замку были замечены, значит, из нее получился плохой ниндзя-самурай, и по законам жанра она должна сделать харакири. Вспарывать живот очень не хотелось - это было бы как минимум неэстетично - поэтому девушка решила выкручиваться всеми способами. - То есть, нет, ты ошиблась, юная Селеста, я не Арлетт, а Пожирающий Ужас Замка - ПУЗ! Бойся меня, ибо я приду в твои сны и поглочу-у-у-у..., - попытавшись издать угрожающий вой, мадемуазель Фоли закашлялась и испортила всю мистику. Осознав, что отвертеться ей не удастся, она развела руками: - Ладно, согласна, попытка не очень, но за артистизм и мастерство исполнения меня можно простить, да? А что ты тут делаешь? А я вот решила проверить, как дела у нас с запасами еды на кухне... - увидев в руках сестры блокнотик, девушка поняла, что Селеста по несчастливой случайности занимается здесь именно этим. - А что, тебе в голову тоже такая мысль пришла? Удивительно, как одинаково мы можем думать, правда? Ну, раз я уже все здесь до тебя проверила, то могу сказать, что все прекрасно, еда очень вкусная, ее очень много, только сладостей надо бы заказывать побольше, а то я их все... уже проверила, а хотелось бы чего-то новенького! Ну, пойдем отсюда! - ухватив Селесту за рукав мантии, Арлетт настойчиво потащила ее к выходу, но внезапно осознала всю тщетность бытия. Ее засекли с поличным, и, наверное, с образом взрослого солидного преподавателя очень не вязались все эти съеденные ей ночью пирожные. Но иначе со стрессом Арлетт просто не умела справляться - а стресс у нее был такой, что и представить себе страшно. Конечно, первые дни существования новой школы были ненапряженными - совсем ненапряженными, если честно, - и именно это угнетало. Многое было сделано для того, чтобы открыть школу в Канаде, много задумок было еще не осуществлено и отложено до лучших времен, и Арлетт с нетерпением ждала, когда эти лучшие времена наступят. Однако ни они, ни новые жители академии не спешили появляться, а в кухне тем временем было очень много еды. Слишком много для такого маленького количества обитателей.
- Ладно, сознаюсь, никакой я не ПУЗ... хотя название это мне очень нравится. Я просто решила поесть перед сном и немножко, совсем чуть-чуть, увлеклась, - она кинула взгляд на изрядно опустевшую коробку с печеньем и повеселела: - Но не думай, что я хотела съесть все это одна! Несколько коробок я забрала для нас с тобой, так что, раз уж ты здесь, присоединяйся - все равно до того, как сюда начнут прибывать толпы людей, вся эта куча вкусной еды успеет испортиться, а оно нам надо?

+2

5

К чудачествам Арлетт Селесте было не привыкать – все-таки они выросли вместе, сначала дома, а потом и в одной школе, где Селеста еще очень долго бегала за своей сестрой, считая все, что она делает и думает, единственной верной истиной. Что тут говорить, даже найдя отличных друзей, с которыми она поддерживала связь до сих пор, никто из них не мог, да и не пытался сравниться с Арлетт. Вслух Селеста не ставила условий «любишь меня, люби и мою безумную старшую сестру», но это подразумевалось. Что поделаешь, она любила Арлетт – если не за ее странности, то, как минимум, несмотря на них.
И все же она не переставала удивлять Селесту как своими действиями, так и своими словами; слушая оправдания, отговорки и истории Арлетт, пойманной с поличным, она не знала, плакать ей или смеяться. Свободный дух и стремление оставаться самой собой было одним из лучших качеств ее старшей сестры, и все же Селеста, унаследовавшая от родителей больше серьезности, не могла не верить в то, что для каждой должности, каждой роли в жизни существует своя модель поведения, которой надо соответствовать. Неважно, смотрят другие люди или нет. Поэтому даже сейчас, если она расхаживала по пустым коридорам замка, где единственными ее зрителями были портреты, обычно спящие, она не позволяла себе ругаться. Даже если иногда хотелось. Даже если – а такие прецеденты тоже были – на ногу падало что-то очень тяжелое с потолка. В таких случаях Селеста картинно вздыхала и, часто ничего не говоря, писала весьма красноречивые письма тем людям, единственной работой которых было сделать так, чтобы с потолка ничего не падало.  Халтурщиков и любителей нажиться, не выполняя свою работу доброкачественно, увы, хватало везде. Даже в магическом мире, даже в таком, казалось бы, раю, как Канада.
Впрочем, Селесте не раз приходило в голову, что не просто так Арлетт гораздо чаще нее попадала во всякие интересные ситуации, и дело тут было не в том, что у нее был какой-то магнит, притягивающий приключения. Скорее это Селеста отталкивала веселье тем, что не всегда позволяла себе делать то, что ей на самом деле хотелось. Подумаешь, она директор, да какая разница? Директорам тоже хочется веселиться – Селеста едва сдержалась от того, чтобы не пропеть эту строчку на мотив известной песни, - да и от двух пирожных и трех пачек печенья никому не убудет.
- Ты же знаешь, что сладости могут очень долго храниться и за несколько месяцев не испортятся? – больше для виду, чем для спора с Арлетт произнесла Селеста, критически осматривая пирожные, которые ее сестра так безуспешно пыталась спрятать за спиной. Прежде чем Арлетт успела что-либо сделать, она схватила одно из них и запихала в рот целиком.
Получилось вкусно.
- Ты когда-нибудь думала о том, чтобы поступить в какой-нибудь театральный университет? Нет, даже без образования любой театр тебя с руками оторвет на любую главную роль, - Селеста улыбнулась, когда ей наконец удалось дожевать пирожное, что случилось далеко не сразу. – А я тут проводила инспекцию и сравнивала ожидаемое с реальностью, но, - девушка положила в карман блокнот и все бумаги, которые до этого времени держала в руке, - увидела тебя и передумала. И давно ты косплеишь Пожирающий Ужас Замка по ночам? Не думала над тем, чтобы пугать им непослушных учеников, когда таковые появятся? Я бы не обиделась, кстати, если бы ты не собиралась со мной делиться, я бы все равно нашла способ стащить все самое вкусное, - с этими словами Селеста молниеносно отхватила себе печеньку. – Ловкость рук и никакого мошенничества.

+1

6

На лице любимой младшей сестренки читались весьма неоднозначные эмоции - то ли это было желание убить неудавшегося ПУЗа, то ли обожание, то ли наружу прорывался истерический смех. Арлетт никогда не была очень сильна в угадывании чувств человека по его лицу, а потому на всякий случай отступила, схватила коробку с пирожными и загородилась ей на манер щита. Получилось не совсем то, что она задумывала - Селеста выхватила из "щита" весьма большое пирожное и с довольным выражением лица съела его. Может, это было и хорошо - Арлетт всячески старалась отгонять мысли о том, что на месте этого пирожного могла быть она сама. Конечно, склонностей к каннибализму у ее сестры не наблюдалось никогда, но кто знает, как могло на нее подействовать обнаружение на замковой кухне полуночного пожирателя? Да и вообще, не зря же в голове Фоли-старшей возникло название Пожирающего Ужаса Замка - вдруг этот самый Ужас поработил ее сестру и сейчас съест и все припасы, и саму Арлетт, а затем захватит замок?
Поняв, что слишком уж увлеклась своими фантазиями, девушка помотала головой. Кажется, Селеста что-то говорила, и кажется, рассуждала она о сроках хранения сладостей. Судя по тому, что сестренка уже успела съесть одно пирожное, говорила она это скорее для вида, нежели из-за желания пристыдить Арлетт. Кому, как не ей, лучше было знать, что пристыдить Арлетт может разве что многотонный танк, и то если свалится на нее с огромной высоты с запиской "Если твоя совесть не может тебя задавить, то задавлю я". Когда в детстве у мадемуазель Фоли спрашивали, есть ли у нее совесть, она смотрела на собеседника огромными глазами, полными удивления, а потом начинала искать что-то по карманам, и надо сказать, с тех пор мало что изменилось. Конечно, где-то в глубине души Арлетт понимала, что поступок, который она совершила этой ночью, как минимум не соответствует образу строгого директора и вообще взрослого человека, но разве во взрослом теле не может жить ребенок? С уществуют же оборотни, которые в полнолуние превращаются в животных, так почему бы ей самой в полнолуние не превратиться в беспокойную и иногда даже милую девочку - такую, какой она была лет так дцать назад? Случайно глянув в окошко, Арлетт обнаружила, что на небе радуется жизни полная луна, похожая на песочное печенье, а значит, ее теория вполне оправдывалась.
- А допустим, я не знаю о сроках хранения сладостей! - она рассмеялась и укусила очередное пирожное. Девушка попыталась одновременно есть и говорить, но чуть не поперхнулась и решила, что последует народной мудрости и будет глуха и нема во время еды. Когда пирожное закончилось, Фоли вновь улыбнулась: - Да и вообще, представь, что бы было, если бы все эти прекрасные лакомств были живыми? Им же тут темно и страшно, они плачут каждую ночь и умоляют о спасении. Вот мы их и спасаем... укрываем в самом надежном месте на свете, - она похлопала себя по животу. - Зачем мне нужен какой-то театральный университет, если мои навыки ценят и здесь? Ценят же, да? - Арлетт попыталась сделать такое лицо, чтобы при взгляде на него нельзя было ответить "нет", но, наверное, перегнула палку. - Не пугайся, просто я до сих пор не отошла от образа ПУЗа. Наверное, ты права, и действительно после начала первого семестра буду пугать учеников легендами о нем. А те, кто не будут мне верить, познают всю силу гнева ПУЗа... Искупить этот гнев помогут только жертвоприношения из сладостей, и мы с тобой поделим их пополам, если ты поможешь мне в нелегком деле запугивания учеников, вот! - Арлетт слишком устала говорить, поэтому решила съесть печенье. Конечно, у нее не возникало и мысли о том, чтобы скрыть свои вкусные запасы от сестры - Селеста наверняка обладала экстрасенсорными способностями и предугадывала каждое ее действие - но демонстрация ловкости рук и отсутствия мошенничества очень понравилась старшей Фоли - значит, не зря она в далеком детстве изо всех сил плохо влияла на младшую сестренку. Какой бы серьезной и взрослой не казалась Селеста сейчас, в душе она тоже была ребенком, и ребенка этого непременно нужно было вытащить, чем Арлетт и собиралась заняться в ближайшее время.

+1

7

Спорить и переубеждать Арлетт было бы бесполезно; Селеста отлично знала это по собственному опыту, а поэтому даже не стала пытаться. Когда-то она была молодой и наивной (в те времена она точно не думала, что в двадцать семь лет начнет звучать как умудренная жизнью восьмидесятилетняя бабулька со скрипучим голосом) и искренне хотела избавить старшую сестру от фантазий, если те казались ей слишком странными. Нет, с Арлетт всегда было весело, она не давала заскучать, но иногда уходила в такие невероятные дебри, в которые, как Селеста была уверена, ей дорога была закрыта. Она просто никогда не была, не пыталась и не хотела быть такой невероятной выдумщицей, как Арлетт. Все творческие способности, которые были в роду Фоли, унаследовала именно Арлетт, и Селесте приходилось довольствоваться каким-никаким умением поймать удачный кадр на фотографии, да и это часто получалось случайно и, если бы девушку попросили повторить, она бы не смогла.
Впрочем, Селесте было не на что жаловаться, и крошечные разногласия и периодически возникающие мысли «Что она курит и со мной не делится?» не могли и, она верила, никогда не смогут отдалить ее от сестры. Слишком через многое они прошли вместе, слишком многое доверили друг другу, чтобы такие мелочи встали между ними. Селеста отлично понимала, что есть не один жизненный аспект, в котором она либо действует на нервы старшей сестре, либо ведет себя так, что у той возникают вопросы. Но это и прекрасно, это и отличает их друг от друга. Правда, если бы Селесте платили каждый раз, когда у нее спрашивали, близняшки ли они, она бы давно разбогатела настолько, что ей не пришлось бы работать больше ни одного дня в своей жизни… Это было бы прискорбно и очень скучно, так что, наверное, к лучшему, что ей не платят. Тем более, есть и другая крайность – люди, искренне интересующиеся, как Селеста познакомилась с Арлетт, и отказывающиеся верить, что они сестры.
Видимо, печенье провоцирует мозг на активную умственную деятельность, отвлекающую от реальности, потому что Селеста так увлеклась флешбеками к интересным событиям из прошлого, что не заметила, как ее сестра поперхнулась пирожным. К счастью, ничем серьезным происшествие не обернулось, иначе было бы, как минимум, очень неловко признавать, что из курсов первой помощи, обязательной части школьной программы, Селеста помнит только очень отрывочные факты, да и то в их достоверности она не уверена. Впрочем, не ее вина – их преподаватель явно больше интересовался последними спортивными событиями, чем оказанием первой помощи, поэтому чему-то новому и полезному научить целый класс ему так и не удалось.
Если не считать полезным умение говорить первый слог очень неприличного и неприемлемого в школе ругательства, а потом мастерски выкручиваться из ситуации так, что ни у кого даже повода не возникнет пойти к директору и пожаловаться. Как раз это мистер Джефферсон умел делать мастерски.
Хотелось бы верить, что его допустили к работе с детьми не из-за этого. Интересно, где он сейчас? Преподает ли все еще в Ванкувере? Кажется, у него была дочка на пару лет младше Селесты, которая очень стеснялась того, что ее отец работает в той же Академии, где она училась…
Селеста помотала головой, стараясь отогнать все мысли, незваные, но все равно пришедшие. Помог голос Арлетт – та выдавала вещи, которые разные люди назвали бы либо бредовыми, либо гениальными. Селеста улыбнулась. Сейчас она оказалась во второй категории.
- Только ты можешь превратить теорию о том, что все сладости живые, в мотивацию есть их побольше, а не создавать организацию по их спасению, - в подтверждение своих слов Селеста отхватила еще два печенья. – И все же я бы порекомендовала тебя в какой-нибудь театральный колледж. Отсюда я бы тебя не отпустила, но ты ведь могла бы совмещать. Была бы и режиссером, и сценаристом, и главным актером, и вообще цены бы тебе не было.
Прожевав первую печеньку, Селеста критически осмотрела вторую, но решила, что та может немного подождать. Печенье никуда не денется, а вот мысль, кажущуюся умной, лучше высказать побыстрее, пока она не забылась.
- Тогда тебе придется рассказывать еще и о заклинаниях, которыми можно этого ПУЗа победить, ведь так? И практики проводить, чтобы студенты лучше представляли себе все опасности, которые ожидают их в мире. Хотя, - пришло время и второй печеньки, и это стало поводом выдержать многозначительную паузу, - если ПУЗ будет самым серьезным вызовом, ожидающим наших выпускников, я могу им только позавидовать.

+1

8

Если кому-либо из учеников магической школы когда-то посчастливилось вживую видеть комбайн, то сейчас вид профессора Фоли, которая активно насыщала свой организм углеводами, мог навести их на определенные ассоциации. Арлетт искренне радовалась тому, что никто, кроме Селесты, видеть ее не мог. Да, ее сестра преподавала Маггловедение, но единственным комбайном в ее жизни был кухонный, который по неосторожности приобрели их родители и в который сестры ради эксперимента засунули отцовские носки. Получилось не очень, и Арлетт с Селестой тогда решили, что быть комбайнерами - точно не их призвание.
- Организаций по спасению сейчас и так слишком много, - доверительно сообщила Арлетт. - Все что-то от чего-то защищают, кричат о феминизме, шовинизме и прочих разных "измах", но никто не думает об ущемлениях чувств еды. Еда, как и домовые эльфы, создана для того, чтобы выполнять свои функции, поэтому всякие общества по защите того и другого - это просто издевательство. Я уверена, что пирожные разделяют мое мнение, ну а если нет, то разделяю я. Эти пирожные и разделяю. С тобой, - наверное, никогда еще фраза "Разделяй и властвуй" не была воплощена так буквально.
Невольно девушка задумалась, что любая гениальная фраза (да и любая очевидная банальность) может стать более понятной и близкой каждому человеку, если объяснить ее при помощи еды. Скажем, фразу "Если любишь - отпусти..." сама Арлетт мысленно бы продолжила как "...пельмешек в воду и отойди, чтобы брызги не попали на тебя". "Пришел, увидел, победил" могло стать отличным описанием сегодняшнего ночного кухонного приключения - да, возможно, Фоли проиграла в том плане, что была замечена, но зато выиграла общение с сестрой в непринужденной обстановке, а ей этого очень не хватало в последнее время. С детства она и Селеста были очень дружны, и дружбу это не удалось разбить даже школе (а ведь по слухам академия, в которой учились сестры, разбивала не только дружбу, но и судьбы). После окончания учебы Арлетт отправилась путешествовать, Селеста через год последоавала ее примеру, и они почти перестали видеться, а это после многолетней жизни рядом друг с другом было попросту невыносимо. Открытие своей магической школы сблизило сестер, но они постоянно были заняты уточнением каких-то бюрократических нюансов, и очень парадоксальным казалось то, что один из таких нюансов и столкнул девушек нк кухне. Возможно, свою мягкую руку к этому столкновению приложил и таинственный ПУЗ - Арлетт никогда не видела его, но была уверена, что мысли материальны, а значит, не случайно именно это название для монстра-пожирателя пришло ей в голову.
- А зачем его побеждать, он же совсем не вредный, - старшая Фоли пожала плечами. - Хотя если превратить ПУЗа а легенду этого замка, напугать всех как следует, чтобы не смели по ночам высовываться из комнат... Да, пожалуй, ты права, лекция по защите от ПУЗа - это очень важное дело, и я им займусь в новом семестре, если на нас не свалится что-то более опасное, чем прожорливый монстрик, - на всякий случай Арлетт поплевала через левое плечо, постучала по деревянному столу а, подумав, еще и по своей голове. - В любом случае, выпускники должны быть готовы ко всему, в том числе, к тому, что кто-то совсем не опасный на вид может оказаться древним чудовищем. Ну а мы с тобой должны быть готовы раскрыть ученикам эту и многие другие тайны бытия, поэтому нам нужно как следует подкрепиться. Думаю, твоя ревизия удалась - ну и что, что пропали некоторые сладости, зато тут есть я, а я важнее пирожных, да? - от чего Арлетт Фоли точно бы не умерла, так это от избытка скромности.

+2

9

Организаций по спасению сейчас и правда слишком много. Селеста не стала бы озвучивать эту мысль ни в каком другом обществе, да и после пары секунд раздумий решила промолчать и при старшей сестре, даже зная, что та никогда ее не осудит и не засмеет, но она твердо в это верила. Да, спасать - это замечательное, благое дело, особенно когда относится к серьезным вещам вроде войн, серьезных оскорблений иисчезающих видов животных. Но, когда активистов слишком много, слишком много появляется и причин для спасения и защиты того, чему и внимания-то изначально уделять не надо было. В современном мире любая мелочь может стать причиной нового движения, которое, каким бы глупым ни казалось на первый взгляд, найдет своих поклонников. И эти поклонники будут дико раздражаться, когда кто-то, даже если завуалированно, будет говорить им, что они идиоты и тратят время попусту.
Поэтому еде не нужна кампания по защите; она не мелочь, но создание такого общество означало бы покупку билета в один конец до ближайшего дома с желтыми стенами, белым потолком и правом на надежду. Еду кушать надо, в любое время, в любом месте, в любую погоду, когда бы ни возникло желание.
- Думаю, пирожные на эту тему особо не запариваются, - совершенно честно отозвалась Селеста. - Да, если уж так подумать, им на все должно быть наплевать, так что продолжай разделять их со мной, и будет тебе счастье - в следующий раз, когда окажемся на кухне, приготовлю тебе какое-нибудь известное маггловское лакомство.
Умения готовить у Селесты были весьма и весьма примитивные, но изобразить что-то красивое и вроде бы вкусное она иногда могла, особенно если очень хотела. А если не хотела, то всегда довольствовалась присказкой, которую очень любил их дедушка - "вкусно не обещаю, но горячо сделаю". Интересно, но еда, приготовленная после этих слов, у дедушки получалась просто до безобразия вкусной, и от нее уже через несколько минут не оставалось ни кусочка, как бы горячо ни было.
- Не дай боже́, - Селеста была уверена, что это не очень поможет, но на всякий случай нашла на ближайшей к ней полке солонку (или это была сахарница?) и кинула щепотку соли через левое плечо. - Только открылись ведь, пусть все на учебе сосредотачиваются, а неприятности пусть потерпят. Но кто не потерпит, так это я, - девушка улыбнулась и зевнула. - Всегда приятно с тобой побеседовать, сама знаешь, и понимать, что ни на кого завтра рано утром ругаться не надо будет по поводу нехватки еды, еще приятнее... Но спать тоже иногда надо. Ты пойдешь?
На всякий случай Селеста хотела уйти с кухни вместе с сестрой - ничего личного, но не хотелось, чтобы она тут что-нибудь учудила, пока никто не видит. И так эта ночь получилась довольно странной; хотя в то же время и продуктивной. Разговоры с Арлетт, когда бы они ни происходили и что бы ни было предметом обсуждения, регулярно давали ей еще один повод радоваться жизни, а сейчас он подарил ей несколько печенек и пирожных, а так же помог утихомирить нервы. Возможно, переживания еще вернутся утром, Селеста вовсе не исключала этой возможности, но сейчас девушка явно чувствовала себя гораздо лучше. Эмоций хватало, но сейчас они наконец-таки пришли в себя и сказали, что им, как и их обладательнице, самое время пойти поспать.
Так что да, ее ревизия удалась.
И да, Арлетт важнее всех пирожных на свете в сто тысяч раз.

+2

10

- Ура, мне приготовят маггловскую вкуснятину, - Арлетт было обрадовалась и захлопала в ладоши, но тут же с подозрением покосилась на сестру: - А ты умеешь? Впрочем, неважно, - в самом деле, разве важен был вкус лакомства, если его приготовил человек, который заставляет тебя улыбаться, несмотря ни на что. В детстве они с Селестой героически ели стряпню друг друга - всевозможные салаты из земли и кленовых листьев, полусырые кексики, песочные пироги - и с тех пор изменилось очень многое, но не дружба, связывающая сестер, и не кулинарные способности Арлетт. Вершиной ее творчества до сих пор была жареная картошка, и, если Селеста втайне от нее не посещала курсы кулинарного мастерства, то дело у нее обстояло точно так же. С другой стороны, вкушать изысканные обеды, достойные лучших ресторанов мира, можно с кем угодно, а вот разделить под покровом ночи сладости с замковой кухни или же сковородку жареной картошечки можно только с по-настоящему родным человеком - родным не только по крови, но и по духу.
Тем временем, лунный свет, просачивающийся в небольшое окошко, стал бледнеть и угасать, а вскоре кухню осветили первые, еще несмелые, лучи рассветного солнышка. "Ничего себе, сколько же мы уже тут времени провели!" - мысленно ужаснулась Арлетт. Что и говорить, время, проведенное за делом, которое действительно любишь, да еще и в компании замечательного человека, действительно пролетало незаметно. С его скоростью могла сравниться разве что скорост, с которой некий преподаватель Заклинаний поглощал пирожные и печенье.
Фоли-старшая зевнула вслед за сестрой и попыталась что-то сказать, но приступ зевоты выдался таким долгим, что в первые секунды изо рта девушки вылетели лишь звуки, сходные, наверное, с примитивной речью первобытного человека, когда тот впервые увидел палку.
- Ты, как всегда, безупречно права, - наконец, проговорила девушка. - Конечно, я пойду с тобой, а то вдруг ты по пути зайдешь куда-нибудь, столкнешься с кем-нибудь страшным и не будешь знать, что делать. А так с тобой буду я, и мы вместе не будем знать, что делать.
Конечно же, видеть в школе каких-нибудь жутких монстров очень не хотелось, особенно в первое время после открытия. Репутация - это такая жуткая вещь, которую очень легко испортить и потом очень сложно востстановить, а слухи всегда приукрашивают реальные события. Арлетт не сомневалась - если бы внезапно в их учебном заведении появилось какое-нибудь страшилище, то на следующий же день в школу прибыла бы правительственная делегация, которая не принесла бы реальной пользы, зато навела бы кучу шума. В худшем случае их бы закрыли, в лучшем - заставили заполнять кучу бумажек и писать объяснительные о том, почему такие возмутительные случаи стали возможны. Арлетт со времен учебы ненавидела всевозможную бюрократическую волокиту, поэтому оба исхода были для нее равносильно плохими. Какого-то движения, интриги и накала страстей, конечно, хотелось, но пусть все это будет потом, пусть хотя бы месяц островок магии, затерянный среди вековых зеленых лесов, будет жить тихо и спокойно. Для старшей из сестер - да и для младшей наверняка тоже - их открытая недавно школа магии стала тихой гаванью в бурном океане жизни, и хотелось бы, чтобы такую атмосферу хотя бы некоторое время чувствовал каждый находящийся здесь. Уже потом, когда первые ученики будут научены всему самому необходимому, можно подумать и об эпических битвах и подвигах.
- Пошли спать, - Арлетт решительно оборвала поток своих мыслей, уже начинавший направляться не в то русло, и напоследок окинула взглядом кухню. Еще очень много еды было не съедено, а много уголков было не исследовано, но наступал новый день, в котором обеих директрис ждали новые приятные хлопоты, новые дела и новые открытия. Возможно, бессонная ночь и скажется плохо на продуктивности девушек, зато благодаря ей они обе в полной мере осознали, что могут доверять друг другу в любом деле - от открытия академии до ночного дожора. А несъеденные сладости, конечно, подождут их - да и как они могут не подождать, если впереди у их школы была большая и (Арлетт очень хотела на это надеяться) очень яркая история.

+2

11

Эпизод завершен
Баллы:
Арлетт: 5+8+8+7+8=36 баллов
Селеста: 6+7+9+6=28 баллов

0


Вы здесь » Multinational School of Magical Arts » The honest tale of bygone days » The Night's Watch [завершен]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC